Орловское полесье

 В любую погоду,

при любом атмосферном давлении, при любом политическом строе, и даже в разгар девальвации, реформации, реструктуризации нации, в любой резервации и в самых неожиданных местах могут проводиться фестивали авторской песни.

Один из них проводится в Орле. И не только в Орле. Ещё и под Орлом. Как бы прикольно это ни звучало, – да, под Орлом, — в Национальном парке Орловское Полесье.
Направляясь туда впервые, предварительно получив дорожные инструкции, я, тем не менее, умудрился заблудиться, —  промахнуться, проехав нужный поворот. Во всём виноваты некоторые важные дорожные знаки, почему-то установленные «спиной» ко мне. Что поделать, — это Россия. Здесь вообще немудрено пролететь. А уж тем более с поворотом. Вот я и пролетел мимо…

Но, зато, не пролетел с фестивалем. И понял это, как только добрался до места, столкнувшись с его уникальностью, добрыми людьми и эмоциями…

А уникальность его в том, что проводится он не только на поляне где-то в конце области, вначале осени, но ещё и в самом городе, — в Орловском государственном театре для детей и молодёжи «Свободное пространство». То есть, два дня мы «фестивалим» под открытым небом, а на третий день – едем в театр. Всем табором. С гитарами. Иногда даже, миновав предварительную дезинфекцию. На сцене театра, помимо микрофонов, устанавливается туристическая палатка с подсветкой, – единственный элемент декорации, объясняющий, где мы жили накануне Гала-концерта и оправдывающий наши мятые лица. И когда свет в зале гаснет, а в палатке зажигается, начинается уникальный концерт. Уникален он тем, что еле живые барды изо всех сил пытаются держаться, чтобы с недосыпу не свалиться с ног, неся в зал свежесть своего дыхания. И я убеждён, что отсутствие фото с этого концерта на данной странице, вполне объяснимо. Поверьте на слово – ничего особенного…  (Представляю, какие благозвучия звучат сейчас в мой адрес со стороны Орловской губернии…)

А если говорить всерьёз и откровенно – я люблю этот фестиваль. Люблю его организаторов, как бы там они между собой ни окрысились. Люблю зрителей – это родные души, умеющие слушать, слышать и прощать наши нечаянные промахи и лажи. Люблю орловских исполнителей – у них чистые голоса и светлые помыслы. А ещё люблю Мишу Букреева, потому что он один такой на всём белом свете, со своим любимым детищем, которое именуется «Орловский фестиваль».

О, как!

Ой, простите меня (2011)

Ой, простите меня, дорогие мои сограждане, но ничего хорошего об этом фестивале сказать не могу. 
Не серчайте, но как бы я ни прокручивал его в памяти – слева ли направо, сверху ли вниз – ничего путного на ум не приходит.
И вроде бы всё организовано было складно и нас радушно встретили, приветили, накормили…  И вроде бы спать уложили не на сырую землю в тряпичном домике, а на кроватку мягонькую в пустой больничке местной…  И водили нас на святой источник, где грибов оказалось видимо-невидимо… И зверюшек,
в зоопарке неволю вкушающих, мы проведали… И старую гитару одному другу починили, а другому другу новую — обмыли… И вели себя хорошо, — морды никому не набили и по своей не влетело…
И вроде бы милых сердцу лиц и песен было предостаточно…
А всё же что-то не то… Что ж такое, казалось бы?
А ответ прост — замёрзли мы там. Задубели.
Орловский сентябрь всегда выпендривался, но такого холода ещё не было. Да и сырость к тому же…
В общем, замочило фестиваль. Подмочило его репутацию, и это оправдывает меня за то, что ничего хорошего об этом фестивале я сказать не могу.

«Шли бы эти барды лесом» — заявил накануне фестиваля директор Национального парка «Орловское полесье», — и это было зафиксировано в местной газете. Создалось впечатление, что высшие силы услышали его и испортили погоду на все дни фестиваля. Причиной такого резкого заявления стало непроходимое свинство вышеуказанных бардов, — этих бородатых пьяниц, что никогда не убирают за собой мусор, а только гадят, гадят и гадят. 

Но на фестивале барды пошли дальше — не только лесом, но и в баню. Без особых кадровых потерь пережив палаточную часть фестиваля, мы отправились в Орёл, где в театре «Свободное пространство» был запланирован гала-концерт. По пути же было решено посетить городскую баню. 
«Ура, нам дадут полотенце!», – послышалось из наших рядов.
Да, не трудно догадаться, в каком кошмарном состоянии оказывается небритый пьяница, который три дня «фестивалит». Причём , это не зависит от его половой принадлежности…
Пока отмывшаяся мужская часть бардов ожидала в предбаннике моющуюся женскую часть, приветливая банщица не единожды просила прощения, что, кроме старых журналов, ей нечем нас развлечь, —
«Ну, если только станцевать?», — с неким нездоровым озорством прозвучало в её голосе…
Мы согласились на старые журналы…

А если всерьёз — трудяги организаторы денно и нощно старались на благо авторской песни, не щадя живота своего. И это — сущая правда. И спасибо им за это!  И фестиваль должен был получиться замечательный!  Просто отличный… Но… Опять нас погода подвела….
Но есть и ещё одно НО. 
Это — заключительный концерт. Если бы не он – настроение так и осталось бы дождливым.
Традиционно теплый приём орловских зрителей растопил наши окоченелости, и песни ручьями текли из нас… в хорошем смысле.