Биография

Александр БальВсё началось в шестьдесят восьмом. Мы жили в бараке возле огромного завода, где постоянно жужжал и щёлкал большой подъёмный кран. Вот это была музыка! Она ощущалась телом и звучала целыми днями, неделями, годами. Лишь по выходным наступала тишина. Это была невыносимая тишина, и в доме включалось радио или грампластинки на старой радиоле.
Моё любимое произведение с несознательного возраста —
«Смоленский гусачок».
У приехавшего однажды папы я попросил «гиталу», но детских гитар в магазинах не было, и папа купил игрушечный автомат, после чего снова уехал навсегда.

При поступлении в музыкальную школу, вместо общепринятой песенки «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам…», я спел «Не думай о секундах свысока…», и был зачислен тут же. Однако моего детского терпения не хватило на постижение бескрайних просторов музыкального искусства – я променял их на безделье…

Александр БальПотом была средняя школа (совсем не рядом с домом), первые двойки и занятия с логопедом над звуком «Р». Потом переезд и новая школа, в которую приходилось ездить на троллейбусах с пересадкой. Снова переезд. Назначение старостой школьного хора. Тройки по пению, двойки по рисованию и т.д. «Почему это Баль получает тройки по пению?», — спрашивали мои одноклассники и, наверное, спросите вы.
А просто школьный маэстро считал, что я могу петь лучше.
Только ленюсь.

Испытывая взаимную ненависть к школе и Родине, мечтая о загранице, после 8-ми классов я отправился поступать в Рижское мореходное училище. Узнав, как расшифровывается слово КУРСАНТ (Казённая Универсальная Рабочая Сила Абсолютно Не желающая Трудиться) и завалив экзамен по математике, вернулся домой, где сдал документы в местное ПТУ.
И теперь имею незаменимый в мирной жизни третий разряд слесаря.

Примерно в эту пору то и дело начали появляться собственные песенки под собственный аккомпанемент.
В ПТУ был мой первый ВИА и ансамбль «Весёлая балалайка», в котором ещё несколько балбесов-переростков с загадочно-безразличными рожами и следами никотина на губах, отбывая повинность, «шкрябали» по балалаечным струнам.

Первая моя победа с гитарой в руках состоялась в 1985-м. Это был конкурс военно-патриотической песни к 23-му февраля. Я пел какую-то пронзительную, но, в отличие от других конкурсантов, свою собственную, авторскую лажу… Познакомившись с местный поэтом, я был сосватан им в ВИА «Оптимисты» при Доме культуры автозавода. Там мы играли всякое, — от советского патриотического пафоса до прибалтийской эстрадной глупости и довольно много гастролировали. В середине апреля 1986-го года выступали по районам Гомельской области. Я до сих пор помню концерт в городе Хойники. О таком приёме можно было только мечтать. Публика, казалось, сходила с ума, заведённая нами. Казалось, такое неистовство возможно лишь перед концом света…
В общем-то, так и произошло. Через неделю, в субботу 26 апреля, для Хойников и многих других городов «Чернобыльской зоны», наступил конец света.

С ноября 1986-го по ноябрь 1988-го, я честно выполнял свой мужской долг перед Родиной, — защищал её от потенциальных врагов. Имею незаменимый в мирной жизни третий разряд связиста. Критическая концентрация уставной и неуставной тупости, наряду с моим безнадёжным желанием ускорить ход времени, будоражили нервы и шевелили разум. В ту пору сочинилось очень много песен. Я записывал их в тетрадки и на магнитофонные плёнки. Они были у меня вместо дембельского альбома. Я привёз их домой и зачем-то хранил шесть лет. Но однажды, весенним утром, я собрал всё это в один большой мешок, привязал к велосипеду и поехал в сторону Днепра. Я был полон решимости сжечь свои труды.
И у меня получилось, чего и вам желаю.

Потом я работал в народном театре Дома культуры Могилёвского автозавода, где обнаружилось отсутствие у меня актёрских данных. Даже Дед Мороз получался неуклюжим, ежегодно скользя валенками по паркету возле ёлки. А когда я стал руководителем эстрадного оркестра (ВИА), — обнаружилось бесперспективное нежелание играть в кабаках. Наш коллектив именовался «Поле чудес», и мы охотно участвовали в первых городских рок-фестивалях. Как только в 1990 году на телевидении появилось «капитал-шоу «Поле чудес», — наше название было изменено на «Юрьев день». В стране и в нас наступало время расколов. Последняя репетиция группы состоялась 4 января 1992года.

Александр БальС февраля по март 1992 года – наработался «музыкантом 1-й категории» в Могилёвской областной филармонии. Звучит красиво. За месяц довелось прилично поколесить с концертами по колхозам и совхозам. К некоторым из них не было нормальных дорог, и в помощь нашему застрявшему автобусу порой приходил трактор, который тоже застревал. Вот уж весело было, когда ему на выручку приходил другой трактор, и уже два трактора закапывались в грязь, ради внедрения культуры в массы… Больше радоваться особо было не с чего, ведь выступления наши проходили «под плюс» и моя функция заключалась в «подёргивании» в такт попсе с гитарой в руках, шнур от которой был привязан к стулу где-то в районе клавишника…

Потом я руководил кружками художественной самодеятельности в областном педагогическом лицее и в городском центре досуга. Имею незаменимый в мирной жизни «третий разряд руководителя кружка».
А ещё, в самые трудные времена 90-х годов, успел поработать на стройке в Израиле и поторговать книжками на обоих вокзалах родного города.

В 1993 году неожиданно поступил на учёбу в Могилёвское училище культуры на отделение хоровое дирижирование. Окончил с отличием. На экзамене по дирижированию я почему-то стал сбиваться с переменного размера и от того корчил рожицы хору, стоя, естественно, спиной к педагогам.
Хор улыбался, даже ржал, — благо, песня была весёлая, — а педагоги в комиссии были уверены, что так задумано. Экзамен превратился в некое жизнерадостное действо, по окончании которого прозвучали слова: все сдали экзамен, но особенно нам понравился Александр Баль.

С 1995 года выступаю с сольными концертами и служу в Могилёвском областном драматическом театре заведующим музыкальной частью. Сочиняю песни для театральных постановок.
С особым удовольствием — для сказок. Параллельно несколько лет преподавал в Могилёвском Училище культуры предмет «музыкальное оформление спектакля», где окончательно выяснилось отсутствие у меня педагогических данных.

1996г. — лауреат международного фестиваля авторской песни «ПЕТЕРБУРГСКИЙ АККОРД»

1998г. — лауреат I республиканского фестиваля театральной молодёжи
«за создание и исполнение моно-спектакля «ВОЙНА».

1999г. – лауреат ГРУШИНСКОГО ФЕСТИВАЛЯ АВТОРСКОЙ ПЕСНИ.

2001г. – лауреат II Республиканского фестиваля театральной молодёжи.